Решение антидепрессивного парадокса

решение

Два гена, вовлеченные в химическую сигнализацию в мозгу, могут оказать помощь растолковать, по какой причине антидепрессанты увеличивают риск суицида у некоторых людей, согласно новому изучению.Опасения по поводу безопасности антидепрессантов появились пару лет назад, когда изучения начали показывать, что наркотики увеличили риск суицида в некоторых детях и подростках. Английские регулирующие чиновники в 2003 запретили применение в младших нескольких лекарств, названных отборными ингибиторами перевнедрения серотонина (SSRIs), и в 2004 американское Управление по контролю за лекарствами и продуктами заключило, что все классы антидепрессантов должны нести предупреждение о риске в детях, детях и молодых совершеннолетних (ScienceNOW, 3 февраля 2004). Не обращая внимания на то, что сообщение суицида устойчива, не светло, как антидепрессанты приводят к убийственному поведению либо мысли у некоторых людей.

Стремясь пролить некий свет на этот вопрос, бригада исследователей во главе с Фрэнсисом Макмахоном из Национального Университета Психологического здоровья (NIMH) в Молитвенном доме, Мэриленд, взглянуть на 68 генов в 1 915 взрослых с глубокой депрессией, которых разглядывали с SSRI citalopram. Исследователи искали генетические трансформации, которые имели возможность бы быть связаны с убийственными мыслями, и они, быть может, поразили богатую рудную полосу.

Бригада Макмахона информирует в октябрьском выпуске The American Journal of Psychiatry, что это идентифицировало два маркера либо маленькие последовательности ДНК, в двух генах, GRIA3 и GRIK2, соответствовавшем существенно повышенному риску развития убийственных мыслей при взятии citalopram. GRIA3 и GRIK2 кодируют для рецепторов для глутамата, химиката в мозгу, вовлеченном в память и изучение. Маленькая разновидность ДНК в регионе маркера этих генов, думается, все, что отделяет тех, кто развивает убийственные мысли при принятии наркотика от тех, кто не делает.

У участников с разновидностью GRIA3 был практически удвоенный риск развития убийственных мыслей, и участники с разновидностью GRIK2 продемонстрировали восьмикратное повышение риска. Участники, несущие оба маркера – очень редкое явление – продемонстрировали 15-кратное повышение риска.

«Результаты предполагают, что часть тенденции развить этот тип реакции на антидепрессанты имела возможность бы быть генетически выяснена, и это имело возможность бы употребляться в будущем для развития опробований генетического скрининга для идентификации людей, которые имели возможность бы пребывать в опасности», говорит Макмахон. Но, он отмечает, что работа должна быть тиражирована и говорит в этом пункте, не светло, по какой причине эти определенные генетические трансформации содействовали бы суицидальным мыслям у людей, принимающих антидепрессанты.

Эллиот Джершон, психиатрический исследователь генетики в Чикагском университете в Иллинойсе, написавший сопутствующую передовую статью изучению, именует обещание достигнутых результатов. «Они лидируют в потенциал для покроя лечения к отдельным новым и генным различиям неспециализированным целям лечения депрессии», говорит он.


11 thoughts on “Решение антидепрессивного парадокса

  1. Чичерина Оксана

    короче расея есть расея, что не говори братский народ))) выслать посла из украины и прекратить всяческие дипломатические отношения с козлобородой страной!!!!

  2. Талалина Софья

    от ЭТИХ терпотерь нам будет только лчше, это дотационное гав.но никому не нужно. а от санкций страдает только рашка, потери всей европы – несколько лярдов

Добавить комментарий